В Ленкоме грядут серьезные изменения

Два с половиной миллиона рублей уже истратил столичный “Ленком” Марка Захарова, готовясь встретить зрителей в новом сезоне. Обозреватель “МК” лично проинспектировала все зоны популярного театра и убедилась, что “красных зон” здесь нет и идти, скажем, на его золотые хиты — “Юнону” и “Авось” или “Женитьбу Фигаро” — бояться не стоит. И вообще театр с санитарной точки зрения безупречен. Но, похоже, что с точки зрения художественной в самом популярном театре Москвы грядут серьезные перемены.

Фото: Предоставлено ТЕАТРОМ “ЛЕНКОМ”

Инспекцию начинаю со служебного входа. Первым делом маска и руки — под санитайзер (слева на панели). Дальше сразу упираюсь в такие широкие прозрачные и тяжелые ленты, которые образуют компактную кабину, где и происходит дезинфекция каждого входящего. Верное название — шлюз дезинфекции. Обработка не имеет цвета и запаха, и, только выйдя за его пределы и оглянувшись, можно увидеть клубящийся пар. Охранник на вахте тут же предлагает мне пройти измерить температуру — прибор укреплен на стене рядом с доской объявлений и прессы. Достаточно поднести запястье к небольшому экранчику, чтобы узнать свой градус.

— 36,4 у вас — проходите, — говорит страж порядка.

Борьба с вредоносными микробами, о которых еще совсем недавно мы и не помышляли, продолжается на лестнице, где стоит большой прибор нового поколения — рециркулятор воздуха.

— Он рассчитан на 900 кубов, — объясняет мне Марк Варшавер, после ухода Марка Захарова ставший руководителем “Ленкома”. Директор он образцовый, не зря избран главой Директорской ложи.

— Таких приборов у нас три: один здесь и два в зрительской зоне. Включать их будем за два часа до запуска зрителей, чтобы полностью продезинфицировать зал. После начала спектакля они выкатываются из зала, и начинается обработка фойе, буфетной зоны.

— Буфет при новых условиях жизни разве будет работать? Буфет — это ж всегда толкучка: все хотят успеть за антракт выпить-перекусить.

— Зрительский буфет обязательно будет работать, и наше вкуснейшее мороженое будем продавать.

— А как зрители будут попадать в театр? Ведь обычно это плотный поток, плюс время на проверку билетов.

— Этот вопрос сейчас беспокоит многих ваших коллег. Зрителей будем пропускать на главном входе через два бактерицидных шлюза. Вы сами заходили через такой на нашем служебном входе. И это еще не все: я закупил сто бактерицидных приборов — они уже размещены во всех гримерных, в каждом кабинете, в актерском буфете, во всех туалетах.

— Какова цена вопроса театральной борьбы с COVID-19?

— Уже истрачено 2,5 миллиона внебюджетных средств. Вот, например, эти приборы, что будут стоять в зале, каждый стоит по 500 тысяч рублей. Каждый шлюз — по 400 000 плюс специальная жидкость для него: пяти литров хватит на 3-5 дней. Всем сотрудникам раздаем маски и перчатки.

— Сейчас с осторожностью можно строить планы. И тем не менее какую первую премьеру покажет “Ленком”?

— Мы готовы встретить зрителей тремя премьерами. “Капкан” — спектакль, который после ухода Марка Анатольевича, выпустила народная артистка России Александра Захарова. И в новом сезоне у нас во всех спектаклях будет по два состава. Омоложение составов исполнителей — непременное условие движения вперед театра Марка Захарова.

— Вы хотите сказать, что в “Юноне” или в “Фигаро” также будут введены новые артисты? Публика же покупает билеты на своих любимцев, играющих в разных спектаклях.

— У всех будет второй состав. Я вот сейчас пригласил пять выпускников Щукинского училища — я их увидел в выпускном спектакле “Преступление и наказание” на курсе Владимира Иванова. Роль Кончиты сыграет Катя Рябова — молодая артистка, которая прекрасно поет, двигается, и, нам кажется, это будет бомба.

— А кто же будет графом Резановым? — спрашиваю я осторожно.

— В роли графа Резанова — Дмитрий Волков, статный, красивый, музыкальный, он сын замечательного эфросовского актера с Малой Бронной, увы, уже ушедшего, Николая Волкова.

Вам также может понравиться