Руководители независимых театров сомневаются, что смогут открыться в ближайшее время

В пандемии коронавируса сложно найти плюсы. Особенно на фоне тысяч погибших граждан и десятков тысяч закрывшихся предприятий. Но если и придерживаться оптимизма, то несколько приятных выводов все же найдется. Последнее исследование ГИТИСа показало, что в России 575 независимых театров, которые обращаются к произведениям Чехова, Пушкина, Андерсена, Перро и Достоевского. Но все они рискуют исчезнуть с культурной карты страны без поддержки государства, которое, кажется, только теперь о них узнало, и неравнодушных зрителей, перечисляющих “копеечку” на спасение частного сектора.

фото: Светлана Хохрякова

Николай Коляда на гастролях в Москве.

“Для нас большим открытием было то, что театров вовсе не 668. Обычно именно эту цифру приводят в пример, когда говорят о государственных театрах. С 1991 года их почти в два раза больше, включая независимые”, – говорит ректор ГИТИСа Григорий Заславский.

Согласно последнему исследованию “Лаборатории будущего театра” в России существует 575 частных театров с обширным репертуаром. Из них 40% сосредоточены в Москве. Социологи насчитали 4000 наименований спектаклей и 865 жанров. “Драма, комедия и музыкальный спектакль – это очень банально. Порой театры прописывают себя самым уникальным образом. Например, “латентная буффонада и концерт с аккордеоном в виде пародии на современный культ ролевых игр в сексуальных отношениях”” – рассказывает куратор исследования Олег Иванов. Да и материалы для постановок более чем знакомые и понятные широкому зрителю. Среди имен – Чехов, Пушкин, Достоевский, Андерсен, Перро, Гоголь и Шекспир.

Конечно, такие данные интересно смотрятся в рамках проектной инфографики. Но реальные цифры в частных случаях заставляют скорее плакать, чем удивляться. Один из самых ярких примеров – “Коляда-Театр”, который три месяца назад объявил о закрытии из-за полного безденежья.

“Мы закрылись 27 марта. Но все это время мне приходят деньги на карту. Сейчас у меня есть 400 тысяч. Вот завтра 1 июля. То есть мне надо заплатить людям деньги. У меня в театре 65 человек. Из них – 38 актеров. Что я могу дать? Ну, по 5-7 тысяч получится” – говорит художественный руководитель театра Николай Коляда.

Кто-то из его артистов уехал в Москву, чтобы работать с ковидными больными, кто-то устроился в службу доставки. “Я вот сижу и жалуюсь, но благодаря пандемии на частные театры, наконец, обратили внимание” – отмечает Коляда.

Другой гигант независимого театра, продюсер Эльшан Мамедов подтвердил, что частный сектор не откроется в сентябре при любых обстоятельствах. “Мы не сможем этого сделать при шахматной рассадке, потому что это нерентабельно. Для того, чтобы мы открылись в такой ситуации нужны очень серьёзные действия властей. Например, пересмотр цен на аренды залов. Потому что они зашкаливают. В последние два года аренда в Москве просто ужасающая! Я, как театральный человек, категорически против полупустого зала” – утверждает Мамедов.

Частный сектор всегда существовал обособленно, но в сложившейся ситуации хороша любая помощь. Как вариант – создание ассоциации независимых театров или гильдии театральных продюсеров. Главный режиссер театра “Квартет И” Сергей Петрейков, например, не против такого союза, хотя конкретных аргументов “за” у него тоже нет. “Я не против, если она [ассоциация] будет умело лоббировать с хорошим результатом. Но люди должны действительно уметь это делать” – говорит Петрейков.

В целом режиссер положительно оценивает положение театра в ковидный период. “Квартет И” спокойно просуществует с имеющимися деньгами до сентября. “Зато пандемия помогла нам написать новую пьесу, – говорит Сергей. – Пока там 100 страниц текста. Будем из этого выбирать. Надеемся, в следующем сезоне выпустить новый спектакль”.

Эльшан Мамедов тоже не против профессиональной организации, например, чтобы решать какие-то глобальные вопросы. Но его личный опыт предрекает скорее плачевный исход: “За 30 лет у меня были попытки создать гильдию театральных продюсеров. Мы даже собрались, человек десять, но на второе заседание никто не пришел. Хотя у меня уже был готов устав”.

Впрочем, Николай Коляда не разделяет оптимизма коллег. “Я не люблю всяких ассоциаций, союзов и партий. Как советский человек, я наелся этого вдоволь. Мне лучше как-то одному”.