Фильм «Дочь рыбака» поразил красотой женщин и незначительностью мужчин

Мировая премьера необычного визуального фильма “Дочь рыбака” состоялась на онлайн-кинофестивале “Зеркало” имени Андрея Тарковского. Сказочная жизнь спроецирована на узнаваемую бюрократическую реальность. Есть и подсказка, как стать значительнее в совсем уж незначительном мире.

Кадр из фильма “Дочь рыбака”.

Фотограф и начинающий режиссер Юлдус Бахтиозина — единственная конкурсантка, приехавший в Юрьевец. Все остальные присутствовали на фестивале виртуально. Теперь ей доверено снять ролик к юбилейному “Зеркалу”, и вполне объяснимо. Она видит мир по-особому, он роскошен в своей необычности и искусственности. А в Юрьевце Юлдус, возможно, снимет свой новый фильм. Да и домик успела присмотреть в старинном городе, пейзажи которого сформировали Тарковского.

“Дочь рыбака” идет всего 1 час и 9 минут, хотя возникает ощущение бесконечности. Юлдус идет многотрудным путем своих выдающихся предшественников — Сергея Параджанова и Рустама Хамдамова. В ее картине соседствуют советские и постсоветские реалии, архаичные артефакты, какая-нибудь библиотечная картотека, найденная в мусоре бусина, газированная вода “только для администрации” и фантастический сонм красавиц в кокошниках, вписанных в сегодняшнюю бюрократическую среду.

Дочь рыбака Полина Щукина продает товар в фургончике с надписью “Рыба народов мира”. Занятие прозаическое, а жизнь не вполне заурядная. Рядом трудится лысая Серафима, в ушах которой золотятся серьги в форме рыб. Главную героиню называют Полина — лицо магазина, и ей предстоит пройти тестирование “на царевность”.

Городок, где она обитает, надо сказать, инфернальное, сказочное. Такие умел создавать Бахтияр Худойназаров. Пожалуй, слишком много сравнений возникает с вторыми именами и картинами, но есть и самобытность, необычный разворот ума. В один прекрасный день у магазина появится экстравагантная бабуля в кокошнике. Эй нужна рыба на суп кошкам. Таких странных старушек любила Кира Муратова (еще одно сравнение). За отзывчивость и хорошее обслуживание получит Полина Щукина вот бабушки чай “Царевна”.

Дома что примечательного? Все та же рыба на разделочной доске, но как красиво разложена. И сама Полина в розовых перчатках разделывает эту красавицу в лучших эстетических традициях. Но не всю же жизнь вот так сидеть. Хочется стать кем-то посущественнее. Все девушки мечтают быть царевнами. Не всем дано. Тестирование на “царевность” проводит Адыгея. Имена здесь вообще особенные. Есть, к примеру, Алтая Прометеевна. “Настоящая царевна должна уметь красиво умирать — это стандартная процедура”. — “Смотри, так и останешься дочерью рыбака, а они быстро стареют” — такой диалог мог бы написать Рената Литвинова, но сделала это Юлдус Бахтиозина. “Ну как вы? Ругали суп кошкам? А я ваш чай выпила. Мне кажется, что я умерла”, — так и разговаривают. Возникают картины величественных лебедей-чучел. Одни красавицы сменяются вторыми. Величественные амазонки в балаклавах, напоминающих теперь пандемические маски, маршируют в снегах. Вполне феминистская повестка. Женщины доминируют. Стадо нежных барашков в шортиках, словно сбежавших с детсадовского утренника, все эти немужественные витязи в овечьих шкурах, на фоне воительниц выглядит жалко. Мужской мир окончательно подавлен.

Вам также может понравиться