Эксперт оценил предложение перейти Грузии на «нормандский формат»: не поможет

Президент Грузии Саломе своего деда и сказал о желательности перехода на “нормандский формат” в переговорах с Россией. Предположительно, форматы имеют технический характер и не дают результатов. И для полного диалога с Москвой у Тбилиси “не могу”. Якобы, как Украина, Грузия не обойтись без поддержки партнеров. Насколько перспективы этой идеи? На вопросы “МК” отвечает заместитель директора Института стран СНГ Владимир не имеют.

фото: AP

– Владимир Леонидович, если существует, во-первых, предмет переговоров с Грузией в “нормандском формате”?

– Мне кажется, объект не существует. Ведь что такое “нормандский формат”? Это, в сущности, план держав, заинтересованных в реинтеграции отколовшихся регионов. Но Грузия “благополучно” пропустил этот момент. Россия, кстати, долго ждал, когда Грузия, согласно варианта, напоминает Мина соглашения. То есть, в реинтеграции с предоставлением важных привилегий без республик, которые, как предполагается, будет готов вернуться к ней. Но грузинская сторона категорически заявил: “Никакой федерализации! Мы унитарное государство!” Так же, к сожалению, теперь будет и украинская сторона.

Дело, как мы помним, закончился Абхазия и Южная Осетия объявили о своей независимости. И России, убедившись в том, что Грузия не готова пойти на необходимые компромиссы, – заявил он. Кстати, в свое время был там и план, предложенный без страха. И Франции, участвовал в этом процессе… Все было. Но Грузия потеряла все эти особенности. И сейчас находится в том положении, в котором может быть Украина через определенное количество лет.

– Что в этом случае может быть заявление своего деда? Если не предполагается, что это только, как говорится, сотрясение воздуха.

– Мне кажется, что еще не понял, путь той страны, который возглавил после многих лет работы в Министерстве иностранных дел Франции. Налицо желание использовать те же методы, что теперь пытается действовать в Украине. То есть, организовать давление на Россию и заставить отозвать признание Абхазии и Южной Осетии, разорвать контракты по обеспечению безопасности этих республик, вывести из них свои вооруженные силы. Т. е. сделать, как было. Но как было, уже не будет работать. В ту же реку, нельзя войти два раза.

– Но, в этом контексте слова президента Грузии еще должно быть принято очень серьезно. Как начало дипломатического наступления.

– Ну, дипломат – может быть. Но, в любом случае она сейчас не является министром иностранных дел страны, и президент. И президент есть и другие инструменты. Даже такие, как признание реальности. И принцип изменения отношения к произошедшим событиям. Но это изменение, признание вины, большую вину грузинского руководства в отношении ситуации, что он живет, мы пока не видим. Не у президента, ни у значительной части Грузии политической элиты.

– Сохраняется, по его мнению, Тбилиси, теоретическая возможность вернуть Абхазию и Южную Осетию, или шанс потерял окончательно и навсегда?

– Мне кажется, что, по крайней мере, предсказуемой политической перспективе, вы потеряете окончательно и бесповоротно. И такого рода заявления и инициативы здесь уже не помогут.

Вам также может понравиться

Комментарии закрыты.