Британский Ковент-Гарден даёт «живые» спектакли за копейки

Практически все театры мира в результате пандемии находятся сегодня в финансовом тупике, терпят громадные убытки и ищут способы их преодоления. Парижская Опера на прошлой неделе вообще до конца года закрылась на ремонт, а вот лондонский Ковент-Гарден предпринимает отчаянные попытки как-то возродить свою экономику и пошел на интересный эксперимент. На прошлой неделе этот театр провел направляюсь бесплатную online трансляцию выступлений своих артистов, на сцене Королевского театра при пустом зрительном зале, а уже сегодня и на следующей неделе повторит этот формат, но… за деньги. Чтобы посмотреть концерт с участием звезд Ковент-Гардена зрителям нужно выложить 5 фунтов стерлингов. Сумма в общем-то чисто символическая, учитывая стоимость билетов на реальные представления этого театра. Но аудитория просмотра при этом может набраться миллионная, так что доходы вот таких живых концертов могут оказаться не такими уж и маленькими. Участие в сегодняшнем online концерте (трансляции на сайте Королевского театра идут по субботам) примет суперзвезда английского Королевского балета Вадим Мунтагиров, который дал обозревателю МК эксклюзивное интервью.

Премьер английского Королевского балета Вадим Мунтагиров в балете “Лебединое озеро”. Фото Ashley Taylor

Из досье МК: Вадим Мунтагиров родом из Челябинска, учился в Пермском хореографическом училище и уже в 15 лет стал победителем крупнейшего международного хореографического конкурса в Лозанне. Продолжил обучение в школе Королевского балета в Лондоне, по окончании которой стал премьером Английского национального балета, а вскоре и одной из лучших балетных компаний мира – Королевского балета Великобритании. Является приглашенной звездой многих знаменитых оперных и балетных домов мира, таких как Парижская и Венская опера. Как лучший артист года трижды лауреат престижнейшей премии круга английских критиков National Dance Awards: 2009 (в этом году была отмечена его роль принца Зигфрида в спектакле Английского национального балета “Лебединое озеро”), 2013 и 2018 годов. Дважды лауреат (в 2014 и 2019 году) балетного Оскара – приза Benois de la danse, ежегодно вручаемого на Исторической сцене Большого театра.

Концерт звезд Ковент-Гардена за 5 фунтов стерлингов

– У нас отпуск должен был бы быть, только через месяц, то есть в начале июля. Но нам, как и во многих других театрах, эго решили дать уже сейчас – говорит мне Вадим по телефону за несколько дней до концерта. – То есть буквально несколько дней назад у нас закрылся сезон и теперь весь театр в отпуске. Продлится он до 16 июля и только тогда будут предприняты самые первые шаги, чтобы артисты могли заниматься в залах театра. Даже не репетировать спектакли, а только заниматься в классе…

– А когда зрителей собираются у вас в театры приглашать?

– О зрителей даже не говорят ничего, это касается только артистов. Причем, 16 июля – это самые первые шаги работы артистов. И то, пока театры не знают, как это будет сделано. Возможно, будут группы по 10 человек, и будет несколько классов или уроков в день. И ты не обязан будешь эти классы посещать, а по желанию. То есть театр будет открыт и будет только пытаться работать с артистами. До этого мы в театре не были ни одного дня уже как два с половиной месяца. А сезон предполагают начать 1 сентября. И это тоже пока не спектакли, а начало работы уже всей труппы в полном объеме. Потому что многие артисты сейчас находятся в других странах, и неизвестно смогут ли они успеть к 16 июля приехать или нет. Поэтому даты как бы две.

Британский Ковент-Гарден даёт «живые» спектакли за копейки

– Значит, несмотря на то, что сезон завершено, и вы в отпуске, тем не менее театр продолжает работу и даже делает такую беспрецедентную акцию, как показы спектаклей online и за деньги?

– Кевин меня и других ребят просто попросил об этом. Мы конечно не обязаны… Он просто знает кто в Лондоне остался, кто в других странах. Первый спектакль был бесплатным, а следующие два будут стоить недорого, всего 5 фунтов.

– Расскажи, пожалуйста, в этом концерте в Ковент-Гардене, в котором ты очень скоро примешь участие…

– Буквально чуть больше недели назад, мой директор Кевин о’хейра позвонил мне и сказал, что Ковент-Гарден намерен делать такие спектакли online. Сначала будет первый – он бесплатный, потом через неделю, и еще через неделю – будут еще два, но уже за деньги. Там концерт будет поделен на три части: оркестр будет играть какие-то произведения, потом будут петь оперные певцы, и затем будут выступать артисты Королевского балета. И вот в прошлую субботу вот Королевского балета выступали молодые артисты: Цезарь Корралес и Франки Хэйворд. Она – ведущая балерина, а он первый солист. Так как они пара, boyfriend и girlfriend, они на карантине находились вместе и могут танцевать сейчас па-де-де. Для них Уэйн Макгрегор ставит какой-то новый современный номер. А поскольку я один, то могу танцевать только соло, потому что не будет возможности репетировать с партнершей. То есть нам не разрешают никого в это время трогать. Поэтому в субботу 20 июня я буду танцевать знаменитый сольный номер нашего английского классика Фредерика Аштона “Танец блаженных душ”. В Москве эго, я знаю, Дэвид Холберг танцевал.

– Замечательный номер! Я видел эго в исполнении Холберга и тебе он очень пойдет. Ты его подготовил?

– Вон у меня в репертуаре, я его и раньше танцевал. Но репетировать в театре администрация нам пока не разрешает. И мне театр не планировал давать педагога. Сейчас ведь такой период, каникулы, летний отпуск и директор тоже не может вызывать педагогов, поэтому я сам должен этот номер подготовить. Я сказал Кевину, что я сам его отрепетирую, что у меня есть своя студия, где я сейчас занимаюсь и я могу просто на машино к ней подъехать. То есть мне не надо для этого пользоваться метро и входит с людьми в контакт.

– Концерт будет сниматься и идти прямая трансляция?

– Немного не так. Как я понял, нас сначала снимут, а потом спустя короткое время покажут. То есть Кевин мне сказал, что можно будет переснять, если что-то вдруг не получится. Поэтому я не думаю, что будет прямой эфир. В пятницу мы приходим в театр, будет репетиция и прогон, а в субботу уже съемка. И в этот же день концерт покажут. Если честно, то мне пока еще ничего не прислали: во сколько приходит, во сколько будет репетиция, во сколько съемки. То есть я пока толком сам ничего не знаю. Знаю только, что надо репетировать этот номер и все. (Смеется)… Это будет спектакль без зрителей, но с камерами. И чтоб ограничить количество участников, мне сказали, что даже грим придется делать самому.

Как это было в Лондоне: “В самый пик карьеры ты сидишь у себя дома на диване и ждешь”…

– Мне немножко странно слышать про такие строгие предосторожности в Лондоне, потому что у нас-то как раз все открывается: в Мариинском театре классы начались еще на позапрошлой неделе. А вы значит так и сидите на карантине? Ведь поначалу ваш премьер-министр по примеру Швеции вообще не хотел ничего закрывать, а теперь, судя по тому, что ты рассказываешь, довольно жесткие меры предпринимаются и сейчас, спустя два с половиной месяца…

– Ну это еще может быть потому, что в Ковент-Гардене отпуск. А так, в принципе, все остальное кроме театров у нас потихоньку открывается: и некоторые магазины, и людей на улице теперь уже намного больше.

– А как это все происходило в Лондоне?

– Все было закрыто вообще, особенно первый месяц… Сначала еще можно было в парк сходит. Но там со временем стало собираться очень много людей… Сотни! И с каждой неделей становилось все жестче и жестче. И вот только буквально с этого понедельника нам разрешено встречаться с друзьями: то есть две семьи могут встретиться друг с другом (не три!). Еще на прошлой неделе я не мог сходит, к примеру, в гости к другу! Но я все равно, конечно, гулял. Вот в студии, в которой я занимаюсь, там есть небольшой садик сзади, и я мог там посидеть, подышать воздухом. Единственное, где я видел немного людей – это в магазине, когда выходил туда за продуктами… Даже когда гулял вокруг дома, может встречу человек пять, и то, все обходили друг друга стороной (Смеется)…

– Когда у вас закрылись театры?

– В середине марта. Я как раз станцевал “Лебединое озеро”, и буквально на следующий день Ковент-Гарден стали потихоньку закрывать. И все понеслось так быстро, что я просто не успел очнутся, как и в Россию стало очень проблемно улететь.

– А ты хотел? У тебя было такое желание?

– Конечно, очень хотелось увидеть родителей и сестру. Но я знал, что если я, допустим, поеду к родителям, то не будет возможности заниматься, не будет хорошей площадки. А здесь я дома один и больше было дисциплины… То есть я просыпаюсь утром и начинаю заниматься. Никто и ничто не отвлекает меня. А сейчас, к счастью, у меня вообще есть студия. Потому что одна моя знакомая Елена Глурджидзе, она бывшая балерина Английского национального балета, сейчас дает уроки маленьким детям и у нее своя студия. Я попросил ее тоже разрешить мне делать там уроки. И я уже месяц хожу в эту студию и это, конечно, очень сильно мне помогло, потому что, несмотря на то, что я очень интенсивно занимался дома (и прыгал, и растягивался), все равно, когда приходишь в студию, все намного сложнее. Здесь нужно двигаться в два раза больше, можешь уже широко расправить руки и делать большие шаги, чего не позволяла мне моя лондонская квартира.

Британский Ковент-Гарден даёт «живые» спектакли за копейки

– Тебе это, наверное, было тяжело, как и всем балетным артистам… Певцы хотя бы могут распеваться дома, а у вас же для репетиций нужны специальные условия и пространство… Нужен специальный линолеум… У нас, например, в Большом театре и театре Станиславского артистам для домашних занятий раздавали линолеум…

– Нам тоже всем прислали линолеум… Если честно, то в принципе все нормально было… Может быть только в середине этой пандемии были дни, когда было немножко некомфортно и грустно на душе. Единственное, жалко, конечно, что в свой творческий пик и расцвет, когда ты полон сил, нужно сидеть дома… Ты не можешь разъезжать по странам как раньше, или танцевать у себя дома в Ковент-Гардене. Вот это жалко… В самый пик карьеры ты сидишь у себя дома на диване и ждешь…

Предрождественские забастовки в Парижской опере

– Этот сезон как-то не очень удачно складывается. У тебя ведь и до этого, еще до пандемии были отменены спектакли в Париже, где ты должен был танцевать в Гранд-Опера балет Нуреева “Раймонда”. А на прошлой неделе мы узнали, что Парижская опера вообще закрылась на ремонт и в отставку ушел ее гендиректор Стефан Лисснер.

– Для меня это был вообще первый такой опыт в жизни и в карьере, когда спектакль не состоялся, потому что была забастовка. Я даже не мог себе такого представить, что спектакль будет отменен. Особенно в Парижской Опере… У меня в декабре в Париже было запланировано три спектакля. Это было перед самым Рождеством и Новым годом. Я должен был выступать с ведущей солисткой Парижской Оперы Валентин Колоссант. Время это было для меня довольно тяжелое, потому что и в Ковент-Гардене у меня было очень много работы и одновременно я репетировал для Парижской Оперы. То есть так получалось, что я очень много ездил в Париж на репетиции, и также они присылали мою партнершу и Ирека Мухамедовым, как репетитора, сюда ко мне в Лондон. И Парижская Опера на это ведь очень много денег потратила, потому что надо было оплачивать эти поезда “Евростар” туда и сюда: в Лондон и Париж. А когда я уже приехал в Оперу за неделю до выступления, мне сказали, что у нас идут забастовки и мы вообще не знаем будут ли теперь спектакли или нет. То есть никто этого не знал заранее: артисты просыпались утром, приходили на работу и только там узнавали, буквально в двенадцать часов дня, будет спектакль или нет. И потом все расходились по домам.

– И тебя тоже пришлось отменять репетиции?

Нет, я, несмотря на это, все равно интенсивно репетировал каждый день. У меня сначала отменили один спектакль, потом второй, на третий я уже вообще один остался. Даже артисты уже не приходили на уроки, и моя партнерша сказала, что спектакля, скорее всего, не будет и поэтому нет смысла приходит и репетировать… Но мы с Иреком все равно в удовольствие одни репетировали в зале: делали какие-то прыжки, трюки… И для меня все равно это было очень приятно! Как раз было Рождество и мне Ирек пишет: “Давай может встретимся тогда, а то мне жалко тебя, ты в отеле сидишь один и ждешь своего спектакля”. Так мы с ним Christmas вдвоем и провели. И несмотря на то, что я так и не смог станцевать эти три спектакля, я все равно приобрел много нового опыта, потому что не всегда бывает такая возможность один на один порепетировать в зале с Иреком Мухамедовым!

– Сейчас Парижская опера закрыта, откроется только в 2021 году. Вы как-то договорились о том, чтобы все-таки станцевать эти “нестанцованные” сейчас спектакли?

– Да, директор балета Парижской Оперы Орели Дюпон мне говорила, что как раз, то ли в 21, то ли в 22 году, у них опять будет нуреевская “Раймонда”, и, может быть, у меня все-таки получится ее станцевать.

– А у вас в Англии не обсуждается еще, как будут запускать зрителей в театр? У нас сейчас говорят о какой-то “шахматной” рассадке, но многие критикуют подобные проекты и называют их нереалистичными… Потому что в Корее, как я слышал, возобновились театральные спектакли и там нет никакой “шахматной” рассадки… Как может, например, соблюдать дистанцию балерина и ее партнер, или музыканты оркестра в оркестровой ямы?

– Да, я совершенно согласен с этим, и тоже об этом думаю… Нам сказали, что руководство Ковент-Гардена будет работать над этим вопросом как раз сейчас, во время отпуска… Ни о зрителей, ни про артистов пока они ничего и сказать, конечно, не могли … Единственное, сказали, что возможно первое время в репертуаре будут какие-то балеты, где занято как можно меньше людей, и где мы меньше контактируем друг с другом. Есть ведь какие-то современные балеты, потому что классика-то вся густо населена… Упоминали, в частности, некоторые балеты Макгрегора… Это пока все, что нам известно. То есть артисты сейчас ушли в отпуск, особо не зная, что будет дальше…

Вам также может понравиться